Защити себя сам: ФАС, СИП, учёные и бизнес обсудили, как защитить интеллектуальную собственность

В ходе конференции Право.ru, посвященной вопросам защиты прав интеллектуальной собственности, на одной площадке встретились представители ФАС, Роспатента, СИП, юридических компаний и бизнеса. Они обсудили вопросы злоупотреблений при защите прав правообладателя, узнали, чем руководствуется суд при назначении размеров компенсации, и выявили сильные и слабые стороны складывающейся судебной практики.

Чем больше общественность убеждают в ценности интеллектуальной собственности, тем актуальнее вопросы юридического обеспечения сохранности ее продуктов. Собравшиеся на конференции Право.ru "Интеллектуальные споры: ключевые тенденции, основные кейсы" обсудили, какова текущая ситуация в сфере защиты прав интеллектуальной собственности в России. Что делать, когда бизнес не работает на благо населения, рассказал представитель ФАС, судья Суда по интеллектуальным правам дала наставления истцам, а представители бизнеса и юрфирм рассказали о проблемных моментах, связанных с формирующейся судебной практикой.

ФАС: злоупотребления не пройдут

О позиции антимонопольных органов по вопросам борьбы с злоупотреблениями прав интеллектуальной собственности в ходе конференции рассказал Вадим Кузьмин, заместитель начальника правового управления ФАС.

Законодательно модель защиты прав ИС должна строиться из возможности обеспечения длительной правовой защиты, но следует учитывать, что, злоупотребляя механизмами патентной защиты, правообладатели часто препятствуют прогрессу, указал он. С учётом этого надо задуматься над соблюдением баланса публичных интересов и интересов правообладателя – особенно в условиях нарастания объёмов интеллектуальных прав, отметил Кузьмин. Сейчас на повестке ФАС стоит вопрос о действиях патентообладателей, производящих лекарственные средства, рассказал он в ходе выступления:

Вадим Кузьмин, замначальника правового управления ФАС:

С учётом нынешней политико-экономической ситуации происходит отказ от поставки лекарственных средств по политическим причинам – и по причинам нерентабельности. Бизнес же далеко не всегда стремится работать на благо населения», – признал он. То, что бизнес стремится охранять свои права, понятно. Но социальная сфера более значима, чем правовой режим охраны.

Кузьмин рассказал о том, что сегодня площадки ФАС совместно с другими органами разрабатывают концепцию о принудительном лицензировании. На бумаге концепция еще не родилась, однако основные направления прорисованы. «Главное – оценить все риски и соблюсти баланс интересов», – подытожил он.

Исключительное право: несовершенство в деталях

Также на конференции выступил Степан Лебенков, заместитель заведующего отделом регистрации средств индивидуализации Федерального института промышленной собственности (ФИПС), подведомственного учреждения Роспатента. Он рассказал собравшимся об актуальных изменениях в вопросе распоряжения исключительным правом.

О проблемных вопросах в этой области говорил и Виталий Калятин, главный юрист по интеллектуальной собственности компании "Роснано", один из авторов ФЗ-35. Режим исключительного права ориентирован на индивидуального правообладателя, обратил внимание он. Когда писалась 4 часть ГК, предлагалось ввести возможность выделения долей, однако в итоге большинство разработчиков предложение отклонило. В итоге на практике сложилась ситуация, когда при наличии нескольких правообладателей у них, тем не менее, должна быть единая воля, объяснил Калятин. Формально долю выделить можно, но в итоге для распоряжения правом необходимо 100%-ное решение. Единым правом сложно управлять – особенно при большом числе правообладателей, один из которых – автор.

Ситуация имеет два возможных решения. Первое – корпоративное, при котором создается  SPV (от англ. special purpose vehicle –компания специального назначения, или «проектная компания»), за которой и закрепляется право на результат деятельности. Правообладатели обладают долями в компании, и управление осуществляется через корпоративные механизмы. Особенно удобен подобный вариант при крупных проектах с большим числом правообладателей, поделился Калятин. Кроме того, такой вариант удобнее для головных компаний, которые могут обезопасить себя на случай возникновения претензий в сфере прав интеллектуальной собственности.

Второе решение – заключение соглашения между правообладателями. В рамках соглашения можно договориться о распределении долей, порядке управления и принятия решений или о возможном составе правообладателей. В том числе есть возможность и принять в число правообладателей новое лицо, что позволяет привлечь к проекту инвестора, отметил Калятин. Благодаря соглашению решение, хотя и по-прежнему общее, принимается в варианте, предусмотренном сторонами. 

"Соглашение целесообразно заключать всегда – каким бы прекрасным всё ни казалось в начале, возможен конфликт. Лучше также заключить договор между авторами и соавторами", – предупредил Калятин, перечислив те пункты, которые не стоит забывать при составлении подобных соглашений:

– чётко определить процедуру принятия решений;

– включить  пункт об уведомлении других правообладателей – тайн быть не должно;

– возможно, стоит закрепить преимущественное право – предложить выкупить долю;

– нельзя забывать о существенных условиях договора: одно только соглашение не устранит проблемы.

Моральное против юридического

О применении ст. 10 ГК РФ рассказал Сергей Зуйков, генеральный директор "Зуйков и партнёры". Действия судов в вопросах защиты прав интеллектуальной собственности часто непоследовательны, долженствует из его выступления. 

Сергей Зуйков:

Часто суды применяют ст. 10 ГК эмоционально – веря или не веря в злоупотребление правами. Но для отказа в защите права нужно указать не на моральные, а на юридические аспекты.

В качестве одного из примеров он упомянул спорные вопросы о советских брендах. Судебная практика здесь неоднозначна: хотя традиционно права на советские бренды сохраняются за теми, кто принимал участие в разработке продукта, в деле 300-КГ15-8063  ОАО " Жигулевское пиво" о признании недействительным решения ФАС можно увидеть противоположное. В то время как антимонопольный орган увидел в действиях общества нарушение ч. 2 ст. 14 закона "О конкуренции", суд признал право истца на советский бренд "Саяны", несмотря на то, что компания в разработке продукта не участвовала, указал Зуйков: Президиум Суда по интеллектуальным правам отметил, что на момент приобретения обществом "Жигулевское пиво" исключительного права на товарный знак наличие конкурентов антимонопольным органом не устанавливалось.

Предупредил Зуйков и о том, что именно суд может счесть злоупотреблением правом. "Действия по подаче заявления или возражения уже могут рассматриваться как злоупотребление правом", – предупредил он собравшихся, приведя в пример дело СИП-229/2015: спор о досрочном прекращении охраны товарного знака "Хеннесси". Суд первой инстанции решил, что действия истца, ООО "Пять Звёзд", не направлены на защиту нарушенных прав, а представляют собой недобросовестную защиту гражданских прав.

"Было много, злостно, длительно и незаконно": как взыскать компенсацию

Эффективная защита интеллектуальной собственности невозможна без ответственности за нарушение прав, а в бизнесе основная ответственность – монетарная. Об этом напомнил собравшимся Юрий Яхин, руководитель группы практики интеллектуальной собственности и товарных знаков "Пепеляев групп", поднявший вопросы о компенсации за нарушение исключительных прав в патентной сфере. 

"Если ответственность меньше, чем плата по легальным основаниям, то бизнес будет использовать нелегальное", – предупредил Юрий Яхин, подчеркнув – статистика по компенсациям удручающая.

На практике самая значительная сумма компенсации, на которую может рассчитывать правообладатель, не превышает 500 000 рублей, хотя ущерб может исчисляться миллионами, указал Яхин. Суд же склонен взыскивать "ближе к нижней границе" допустимой суммы компенсации, отметил он. Чтобы хоть как-то увеличить размер выплаты – а точнее избежать снижения суммы – надо использовать все пути. "Доказывать, что было много, злостно, длительно и незаконно", – иронизировал Сергей Зуйков, призывая собирать максимально возможный объём доказательств нарушений прав интеллектуальной собственности.

Основные тренды в сфере защиты интеллектуальной собственности:

 

 

– мелкие патенты защищать стали чаще, и тенденция будет расти, незначительных нарушений станет меньше;

 

– средние патенты будут защищать в пределах квалификации представителей сторон – ситуация в перспективе изменится несильно;

 

– инновационные патенты защищать чаще не станут, серьёзные нарушения будут оставаться.

Ответила на замечания Елена Пашкова, судья Суда по интеллектуальным правам.

Мы нередко слышим, что защищаем ответчиков. Но мы хотим, чтобы компенсация имела именно компенсационный, а не штрафной характер", – отметила она. При этом она подчеркнула, что суд не должен снижать компенсацию произвольно: снижение компенсации судья должен мотивировать в судебном акте.

Помоги себе сам

Елена Пашкова, рассказавшая собравшимся о практике взыскания компенсации в спорах в сфере интеллектуальной собственности, предупредила: истцу лучше самому озаботиться доказыванием. 

Критерии по размерам компенсации, существующие сейчас, не так плохи, если ими правильно пользоваться, уверена Пашкова: размер компенсации истец должен тщательно обосновать в исковом заявлении. "К сожалению, истцы не всегда качественно подходят к формированию позиции", – сожалеет Пашкова, в очередной раз подчёркивая: формировать доказательную базу надо самостоятельно. Если же истец этого не сделал – то и судьи в принятии решения оказываются ограничены.

Не всеобщее достояние

Проблемные моменты судебной практики выделил Андрей Кашанин, заместитель директора Института правовых исследований НИУ ВШЭ, осветивший вопрос охраноспособности объектов. Сравнив российскую практику с судебной практикой Европы и США, он пришел к выводу, что в настоящее время происходит снижение охраноспособности объектов. В США существует развитый инструментарий исключения всеобщего достояния, в Европе резко снизились требования к охраноспособности, притом что критерии новизны, оригинальности и уникальности, своеобразия в целом неприменимы. В России суды общей юрисдикции сами использовали критерии новизны и оригинальности, перекладывая бремя доказывания творческого характера объекта на правообладателя, использовали различные основания для отказа в защите прав, но сегодня решения СИП кардинально изменили сложившуюся практику, отмечает Кашанин.

Последовательное применение презумпции к малотворческим объектам, начинают признаваться охраноспособными ранее известные произведения, указывает Кашанин. В итоге так называемое всеобщее достояние начинает монополизироваться, что может привести к печальным последствиям при недобросовестности истца.

Однако СИП при рассмотрении дел ограничен своими полномочиями, отмечает Елена Пашкова, в очередной раз призывая истцов быть активнее: "Ставился вопрос – прекрасно, мы что-то скажем по этому поводу, но если не ставился – мы, к сожалению, не имеем возможности это делать. Мы можем сказать только то, что можем сказать в рамках конкретного дела," – подытожила Пашкова.

Нерешенный вопрос

Также собравшиеся обсудили вопрос параллельного импорта при наличии исключительных прав на товарный знак. Об этом поговорил Антон Друшиц, руководитель департамента защиты интеллектуальной собственности компании "ПепсиКо Холдингс". На национальном уровне не является нарушением исключительного права на товарный знак его использование другими лицами в отношении товаров, введенных в гражданский оборот на территории РФ непосредственно правообладателем или с его согласия. (ст. 1487 ГКРФ), обратил внимание он. На региональном же уровне – если всё же участники рынка хотят узаконить параллельный импорт в РФ из других стран, то им необходимо заключить соглашения с этими странами и внести соответствующие изменения в законодательство о региональном исчерпании прав на товарные знаки, зарегистрированные в этих странах. Пока такие соглашения не заключены даже в рамках Евразийского экономического союза.

Также в конференции приняли участие представители других компаний. Дмитрий Платонов, вице-президент по интеллектуальной собственности Yota Devices, рассказал об особенностях судебной практики по спорам об интеллектуальной собственности в России и Китае. Ульяна Зинина, директор по корпоративным вопросам Майкрософт, поговорила о том, как влияют на развитие защиты прав интеллектуальной собственности высокие технологии.

Поделиться:
Яндекс.Метрика