Размер лицензионных платежей "Уралтрансмаша" оспорили в Верховном суде

ФГБУ заключило лицензионный договор с заводом, предоставив ему права на использование результатов интеллектуальной деятельности, которые принадлежат РФ. ФГБУ обратилось в суд, чтобы взыскать с завода задолженность по лицензионным платежам. Во встречном иске предприятие заявило о кабальности сделки, потребовав уменьшения лицензионных платежей. Все суды удовлетворили требования завода. ФГБУ обратилось с жалобой на эти решения в ВС.

ФГБУ "ФАПРИД" заключило с "Уральским заводом транспортного машиностроения" лицензионный договор, предоставив заводу права на использование результатов интеллектуальной деятельности, которые принадлежат РФ. Лицензиат согласился уплатить в пользу РФ за предоставление такого права 6 503 451 долларов.

"Уралтрансмаш" свои обязательства в полном объеме не выполнил, поэтому "ФАПРИД" обратилось в суд (дело № А40-36331/2014), потребовав взыскать лицензионный платеж на 3 652 704 доллара и неустойку за несвоевременное перечисление денег – 1 508 068 долларов.

Завод обратился со встречным иском, указав на то, что лицензионный договор заключил под влиянием обмана. По мнению завода, еще до заключения лицензионного договора "ФАПРИД" знало об отсутствии 100% доли РФ в правах на результаты интеллектуальной деятельности. Если это действительно так, то размер лицензионного платежа рассчитали неправильно, потому что исходили из 100% доли государства. Само предприятие не имело информации о размере доли государства в момент заключения договора.

АСГМ согласился с доводами "Уралтрансмаша" и, принимая во внимание аналитический отчет по определению доли РФ в правах на результаты интеллектуальной деятельности, удовлетворил первоначальные требования лишь частично. По встречным исковым требованиям судья Фатеева приняла решение в пользу завода.

Апелляция и кассация оставили решение первой инстанции без изменения.

Тогда "ФАПРИД" обжаловало решение в Верховный суд. На заседании представитель ФГБУ Елена Субботина указывала на пропуск срока давности по встречному иску.

– Суды первой и второй инстанции не учитывали наш довод о пропуске срока. Только в кассации на это обратили внимание, но вышли за пределы полномочий. Они сами рассмотрели этот аргумент, решив, что он на законность и обоснованность решений предыдущих инстанций не повлиял, – сказала Субботина.

Еще один тезис, прозвучавший из уст заявителя жалобы, касался аналитического отчета.

– Его нельзя считать экспертным заключением, потому что организации, сделавшие его, не имели полномочий на выдачу таких актов, – заявила Субботина.

По словам представителя "ФАПРИД", ни один нормативный акт не содержит положения о том, что долю государства в этой ситуации нужно определять, исходя из их общего объема на всю продукцию.

Представитель завода Н. Животова настаивала на обратном, ссылаясь на приказ Министерства юстиции РФ от 21 марта 2008 года № 72 "Об утверждении порядка взимания платежей в соответствии с лицензионными договорами, заключаемыми при вовлечении в гражданско-правовой оборот результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения". Она считает, что размер прав государства в конечном изделии не равен передаваемым по лицензионному договору.

Животова подчеркивала, что спор идет исключительно о размере лицензионного платежа, который оказался завышен. Срок исковой давности, по ее словам, в нынешнем случае не пропущен, так как начал течь с того момента, когда они узнали о кабальности сделки.

– У нас экспертная деятельность не лицензируется и не сертифицируется. Поэтому говорить об отсутствии полномочий у организаций, сделавших аналитическое заключение, некорректно, – ответила Животова на довод Субботиной об экспертном выводе.

Представители Министерства обороны, Роспатента и Министерства финансов на заседании поддержали позицию "ФАПРИД".

Тройка судей в составе Натальи Павловой, Марины Прониной и председательствующего Владимира Попова отложила рассмотрение дела на 11 мая 2016 года.   

Поделиться:
Яндекс.Метрика