Игра офшоров – сколько налоговых поступлений теряется на заграничных счетах

Весь мир изучает «панамское досье», самое крупное в истории расследование разветвленной тайной системы отмывания и укрывания денег через офшоры. Как панамская юрфирма Mossack Fonseca оказалась в центре грандиозной утечки информации, как в реальности действует тихая юридическая компания по сопровождению и регистрации сделок в офшорных зонах, при чем тут месторождение железной руды в Гвинее и сколько денег теряют те страны, откуда ушли средства на оффшорные счета. 

Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) и Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) 3 апреля опубликовали документы, которые раскрывают офшорные схемы политиков, национальных лидеров и даже спортсменов. В расследовании названы по именам 128 политических деятелей, 29 миллиардеров, 13 российских чиновников и депутатов, 12 нынешних и бывших мировых лидеров.  В список попали спортсмены, актеры, мексиканские наркобароны и британские лорды.

Неизвестный предоставил журналистам ICIJ доступ к 11,5 миллионам документов панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, которая многие десятилетия без лишней рекламы занималась созданием фиктивных компаний и обеспечивала своим клиентам бесследный уход их денег в оффшор через подставные структуры. По подсчетам The Wall Street Journal, за годы деятельности Mossack Fonseca создала больше 240 тысяч фиктивных фирм.

Сразу вслед за мировой публикацией панамских документов на сайте британского издания The Guardian было размещено и официальное заявление от Mossack Fonseca. В компании отрицают любые обвинения в отмывании денег: «На протяжении сорока лет Mossack Fonseca работала без единого нарекания как в нашей стране, так и во всех других юрисдикциях, где мы ведем операционную деятельность. Нашу фирму никогда не подозревали и не обвиняли в чем-либо связанном с преступными правонарушениями».

Отцы-основатели юрдической фирмы Mossack Fonseca: Юрген Моссак (второй слева) и Рамон Фонсека Мора (второй справа)

Фото с сайта  heavy.com

Журналисты вспомнили

Но это не совсем правда. Например, в начале декабря 2014 года в издании Vice вышло расследование американского репортера и политического журналиста Кена Сильверстейна. В этом материале он описывает схемы, которыми пользуются юридические фирмы для того, чтобы укрывать средства своих клиентов. Знакомое название всплывает сразу: оказывается, Mossack Fonseca уже тогда вызывала известные подозрения, однако получить какие-либо разоблачающие документы Сильверстейну не удалось.

Например, как пишет Сильверстейн, именно Mossack Fonseca занималась делами Рами Махлуфа, двоюродного брата президента Сирии Башара Асада и одного из самых влиятельных сирийских бизнесменов. По некоторым оценкам, Махлуф контролирует до 60% экономики страны, при этом его часто обвиняют в коррупции и в нечестной конкуренции. В 2008 власти США запретили всем американским компаниям сотрудничать с Махлуфом и заморозили его счета. В июле 2012 года Казначейство США идентифицировало подставную структуру Drex Technologies SA, зарегистрированную на Британских Виргинских островах, как принадлежащую Махлуфу.

Сильверстейну удалось получить документы на компанию Drex из регистрационной конторы. Но в этих записях имя Махлуфа не значилось. А когда в Казначействе сумели идентифицировать владельца, компания просто исчезла из регистра.

Но кто же занимается тем, чтобы подставные структуры работали, как часы, и исчезали вовремя, сохраняя имя владельца в тайне?

Для этой фиктивной компании нужен зарегистрированный агент, иногда адвокат, который подает необходимые для регистрации бумаги, и чей офис обычно указывается в качестве адреса для подставной структуры. Этот процесс создает что-то вроде прослойки между компанией-оболочкой и ее владельцем, особенно если эта компания находится на офшорной территории и информация о владельце охраняется нереальным количеством законов и подзаконных актов. Так отследить настоящего владельца становится еще сложнее. В случае Махлуфа этим агентом была фирма Mossack Fonseca.

Еще одно, крайне популярное и нужное дело, в котором юристы компании были рады помочь клиентам, это обустройство «формально существующих компаний», т. н. компаний, лежащих на полке. Такие компании существуют лишь на бумаге, но годами подают все необходимые документы и для любых проверяющих органов выглядят как настоящие. Как выражается Сильверстейн, «такая компания в отмывочном бизнесе ценится словно выдержанное вино».  

Но панамская юрфирма попадала в поле зрения журналистов и ранее. Так, Мишель Мэдсен в The Indepentent пишет, что впервые столкнулась с Mossack Fonseca в ходе расследования деятельности компании Beny Steinmetz Group Resources еще в 2013 году.

За пять лет до этого бывший президент Гвинеи Лансана Конте передал этой компании лицензию на разработку одного из самых богатых месторождений железной руды. По словам Мэдсен, для того чтобы получить доступ к этому месторождению, BSGR «осыпала» жену диктатора миллионами в долларах и бриллиантах. Но слухи остались слухами. И по версии Мэдсен, здесь тоже обнаружилось участие фирмы Mossack Fonseca:  по мнению автора статьи, именно эта фирма была связана с подставной компанией, через которую проводились деньги для жены Конте. Существование такой компании подтверждалось документами, которые удалось получить в свое распоряжение ФБР.

Закон един, офшоры разные

Однако коллеги юристов неудачливой компании, представители юридических фирм, так же опровергают все обвинения. «Это законная и обычная практика для компаний учреждать коммерческие предприятия под разными юрисдикциями — по целому ряду уважительных причин», — заявила глава канадской юридической фирмы Helene Mathieu Legal Consultants, практически слово в слово повторяя официальное заявление Mossack Fonseca. В свою очередь, как следует из «панамского досье», фирма Элен Матью оказывала юридическую помощь почти 900 компаниям, зарегистрированным в различных офшорных зонах.

Элен Матью также заявила, что фирма не может контролировать операции подставных компаний после того, как они уже были созданы.

"Мы исключаем утечку изнутри, это не кто-то в компании, это хакерская атака", — прежде всего подчеркнул сооснователь Mossack Fonseca Рамон Фонсека. «У нас есть теория и мы будем ее развивать», — добавил он, не вдаваясь в подробности. «Мы уже подали соответствующие жалобы в генпрокуратуру и правительственная организация изучает этот вопрос». По его версии, письма были вырваны из контекста. Происходящее он назвал «охотой на ведьм»».  Тем временем официальный представитель Госдепа США Марк Тонер заявил, что США не имеют никакого отношения к утечке панамского досье. «Я категорически опровергаю предположения и бездоказательные утверждения, что мы каким-либо образом причастны к непосредственной утечке этих документов», — подчеркнул Тонер в ходе брифинга в Вашингтоне 7 апреля.

"На нас, как на адвокатах, лежит обязанность сохранять конфиденциальность", — заявил Фонсека далее. И по его мнению, его фирму грубо лишили этой возможности. Кстати, Рамон Фонсека не только юрист, он еще и успешный писатель. В этом качестве, как оказалось, он работает над романом о репортере, который "честен и ищет правду, невзирая на политику". Он также рассказал, что сейчас начал работать над еще одной книгой. Ее рабочее название: "Право на частную жизнь — потерянное право человека?"

Обязанность сохранять конфиденциальность в данном случае означает, что даже в самой Mossack Fonseca сотрудники могли не знать имена клиентов. Журналисты Guardian проанализировали более шестисот официальных запросов из службы финансовых расследований (FIA) Британских Виргинских островов за десять лет. И пришли к выводу, что в большинстве случаев сотрудники компании не имели понятия, от чьего имени они на самом деле действуют. При этом зарегистрированные агенты на территории Британских Виргинских островов обязаны предоставлять информацию о компании и о ее владельцах по запросу властей. Но несмотря на то, что раз за разом в Mossack Fonseca эту информацию дать не могли, фирме благополучно продлевали лицензию.

Нас много, мы в Панаме

Mossack Fonseca очень крупная юридическая контора, которая предоставляет подобные услуги, но далеко не единственная в Панаме. «У всех важнейших юридических контор в Панаме есть такие подразделения», — говорит Роберто Эйзенманн, основатель местной  газеты La Prensa. Некоторые из этих фирм даже больше, чем Mossack Fonseca.

Бесчисленные юридические фирмы по всему миру обеспечивают работу индустрии, которая каждый год укрывает триллионы долларов на счетах. Для населения той страны, откуда деньги ушли на оффшорные счета, это может означать до 200 миллиардов долларов потерь в форме налоговых поступлений, пишет The New York Times, ссылаясь на оценку экспертов по налогам и праву. Это примерная сумма в год. Каждый год. 

Поделиться:
Яндекс.Метрика